В феврале KNESS Group, реализующая проекты в сфере альтернативной энергетики, запустила первый в Украине завод по производству солнечных панелей, в который инвестировала около 5 млн евро. В Виннице … Несмотря на конкуренцию импортного оборудования, ввоз которого среди прочего был освобожден от налогообложения, украинский производитель намерен выстоять и выиграть. О 10-летнем пути эволюции бизнеса – в обнародованном на информационно-аналитическом портале «Энергореформ» интервью гендиректора KNESS Group Сергея Шакалова.

– Какова история создания и развития KNESS Group?

– Первая компания нашей группы была создана в 2009 году, когда на рынке возник спрос на нестандартные решения: нужно было подключать к энергосистеме новое поколение, а мощностей не хватало. В те годы серьезно о возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) в Украине еще не начинали говорить, поэтому первые работы нашей компании относились к традиционной энергетики.

Мы одни из первых поняли, что развитие энергосистемы, основанной на АЭС и тепловой генерации, обойдется куда дороже, чем строительство новой – распределенной, диджитализованои, смартов, экономической и экологической. Поэтому с 2012 года наша группа начала строить объекты солнечной энергетики и с тех пор мы работаем над развитием именно ВИЭ. У нас есть понимание того, какой должна быть энергетическая модель в Украине в будущем. Я уверен, что 100% ВИЭ в Украине – цель достижима.

Один из важных шагов в этом направлении – воплощение стратегии по 100% -го производства комплектующих для солнечных электростанций (СЭС) в Украине.

В ее реализации мы приступили в 2015 году, запустив сначала производство металлоконструкций, затем электротехнического оборудования для возобновляемой энергетики и распределительных сетей. В феврале текущего года мы открыли в Виннице завод солнечных панелей.

С 2015 года мы осуществляем полный цикл работ по солнечным электростанциям – от их проектирования и строительства до ввода в эксплуатацию и сервисного обслуживания.

Важной частью нашей деятельности является исследование и разработка инноваций в сфере возобновляемой энергетики и аккумулирования энергии, над ними работает наш R & D-центр. С 2016 года все наши компании объединены в KNESS Group.

– Кто владелец группы?

– С самого начала и в течение девяти лет я являюсь одним из собственников.

– Почему приняли решение строить завод именно в Виннице?

– Этот вопрос корней. Наша компания начала свой путь в Виннице и здесь развивалась. Сейчас здесь сконцентрирован наш самый кадровый и интеллектуальный потенциал. Но в настоящее время мы рассматриваем возможность инвестировать не только в Винницкую область, и не только в Украине.

– Где и комплектующие для производства панелей заказывает KNESS PV?

– Бизнес-модель производства была продумана и организована для выпуска продукции высокого качества, конкурентной на мировом рынке. Для этого мы закупили технологию у одного из ведущих мировых производителей оборудования для СЭС. Она требует комплектующих лучшего качества, в первую очередь, это кремниевые кристаллы и стекло. Пока мы заказываем их у мирового лидера – в Китае, изучаем предложения из Тайваня и Южной Кореи.

В Украине всего необходимого для создания солнечных панелей производят только алюминиевую рамку и стекло. Нам удалось договориться о закупке рамок. Очень ждем, пока наши производители стекла смогут достичь качества, необходимого для солнечных панелей высшего класса и предложить конкурентную цену.

Мы рассчитываем, что украинский бизнес, увидев у нас стабильных покупателей, будет развивать свои производства. Для нас приоритет – развитие нашего рынка, мы делаем все, чтобы добавленная стоимость оставалась в Украине. Поэтому и строили свой завод не в Китае, хотя с точки зрения бизнес-логики там это сделать было бы намного проще. Собственно, большинство крупных производителей солнечных панелей в мире, где бы они ни были “прописаны”, например, в Канаде или Южной Корее, свои заводы разместили в Китае.

– То есть вы сознательно пошли на риски, построив завод в Украине, а не в Китае?

– Производство – это стратегическое направление, а не просто инвестиция в классическом ее понимании. Ничего не мешает покупать у иностранного производителя, но в контексте развития страны и социума мы от этого ничего не выиграем.

Как только у нас появилась идея построить завод, мы сразу, с 2016 года, начали искать партнеров. Никто не отозвался – в тот момент не нашлось желающих участвовать в производстве с негарантированной окупаемостью в пять-семь лет.

Я считаю, что основная проблема развития не только солнечной энергетики, но, в целом, и экономики в Украине – это низкая готовность мыслить долгосрочными бизнес-моделям. Наша компания мыслит как раз такими категориями, поэтому мы приняли решение строить завод за счет акционерного капитала, хотя нам немного помог один из украинских банков.

– Есть ли у вас планы по выводу своей продукции на внешний рынок?

– Пока мы ориентируемся на украинского покупателя и планируем реализовывать 90% продукции на внутреннем рынке. Что касается работы с иностранными заказчиками, для этого еще необходимо пройти международную сертификацию. Это сложный и достаточно капиталоемкий путь. Но мы готовы его пройти. Могу сказать, что сейчас заинтересованность в приобретении наших панелей является со стороны США.

– У вас уже есть заказчики?

– Заключен предварительные контракты на общий объем панелей в 22 МВт. Видим достаточно высокую заинтересованность украинского бизнеса в наших панелях, достаточной для того, чтобы загрузить наше производство.

– Вы планируете работать с частными домохозяйствами?

– До конца лета этого года мы сформируем отдельный продукт для потребителя розничного рынка, для домохозяйств, которые планируют строительство крышных СЭС. Это будет не просто панель. Мы обсуждаем с Укргазбанком возможность вывода на рынок совместного продукта – технология плюс финансирования, что позволит быстро и комфортно приобрести панели и установить их у себя на крыше.

– На какой период окупаемости завода рассчитываете?

– В этом году планируем выйти на операционную прибыль, пусть и минимальный. Расчетный срок окупаемости – семь лет. Но это зависит от многих факторов. Мы понимаем, что украинский рынок, как и мировой, лихорадит, он крайне волатильный.

– Можете ли вы уже назвать стоимость одной панели для СЭС?

– Стоимость будет зависеть от размера, состава, типа панели. Например, мы можем производить как поликристаллические, так и монокристаллические панели. На стоимость также будет влиять то, как покупаются панели – оптом или в розницу. Для покупателя одной панели и покупателя 10 000 панелей стоимость будет разной. Могу сказать, что цена будет конкурентной.

– В контексте конкурентной цены – как, по вашим прогнозам, отразится на экономике завода отмены НДС на импортное оборудование для СЭС и ВЭС?

– Это изменение, конечно, негативно сказалось на бизнес-модели, которую мы сначала формировали. Сейчас рассматриваем варианты решений, как сделать украинские панели конкурентоспособными в этой ситуации. Это сложно. Если бы парламент вдруг осознал, что ошибся и решил все исправить, это бы упростило жизнь. В текущей же ситуации увеличение производственных мощностей становится достаточно рискованным. Однако, мы не намерены ждать и уже сейчас ищем решение, которое будет положительным для наших заказчиков и партнеров. Но мы надеемся на положительный ответ на вопрос: поддерживает государство украинского производителя?

– Как вы оцениваете в целом регуляторное поле в сфере ВИЭ?

– Я думаю, здесь вопрос всегда стоит так: или вы что-то делаете, или вы чего-то ждете. Мы следуем первому принципу и развиваем свою деятельность в тех условиях, которые нам в данный момент предоставляет существующее законодательство. Сейчас мы ведем диалог с НКРЕКП, “Энергорынком”, “Укрэнерго”, профильным министерством и Верховной Радой. Могу сказать, что они нас слышат.

– Как вы относитесь к внедрению «зеленых» аукционов?

– Мы поддерживаем идею аукционов, поскольку они повлияют не только на конечную стоимость энергии, но и усилят конкуренцию на рынке, а это в свою очередь приведет к улучшению качества услуг, стимулирует работу с новыми технологиями и бизнес-процессами. При этом понимаем, что введение аукционов на некоторое время затормозит развитие ВИЭ. Но это обычный эффект “охлаждения” рынка при любом изменении правил работы. В данном случае мы ожидаем, что торможение надолго не затянется и не приведет к серьезным негативным последствиям.

В то же время есть некоторые аспекты, которые беспокоят не только нас, но и производителей энергии в Украине. Стоимость продукта зависит от объема привлеченных для производства средств. Тот, кто имеет доступ к долгосрочным дешевым кредитам, всегда будет в выигрыше. В Украине же таких кредитов практически нет.

Было бы правильно учесть в условиях аукционов этот момент, иначе у них будут побеждать только китайские, европейские и американские компании, у которых за плечами 20-летние кредиты под небольшой процент. Поэтому украинские компании с ними конкурировать, конечно же, не смогут. Важно, чтобы в окончательной версии законопроекта были учтены интересы украинской экономики, украинского производителя.

Всем игрокам рынка важно, чтобы правила игры были сбалансированы и определены не на полгода, а хотя бы на пять-десять лет.

– Планируете ли вы как EPC-контрактор сотрудничество с норвежскими компаниями, которые недавно заявили о реализации проектов в Украине?

– Norsk и NBT инвестируют в проекты по ветряной энергетике. В этой сфере в настоящее время стратегически мы не представлены. И хотя у нас есть взаимоотношения с другими инвестгруппы, которые хотят с нами построить ветряные станции, мы все же пока находимся в стадии переговоров и определения общего понимания.

– Какие крупнейшие проекты вы реализовали в прошлом году?

– Самый наш проект за все время работы – мы не так давно его завершили – это СЭС неподалеку Каменец-Подольского мощностью 63,8 МВт. В настоящее время в работе около 15 площадок. Кроме того, мы в прошлом году закончили пилотный кровельный проект в Херсонской области мощностью 2 МВт, который показал перспективность таких проектных решений.

– А что с вашими построенными тремя СЭС?

– Они присоединены к энергосистеме, работают. Общая стоимость инвестиций превысила EUR 30 млн. Мы вложили 15% этой суммы из акционерного капитала KNESS Group, другая часть – привлеченный субординированный кредит квази-капитала от датского фонда IFU и кредитные средства от ЕБРР.

– Планируете развивать направление биогазовых установок?

– Последний опыт работы в этой области у нас был четыре года назад. Мы работали с немецкими партнерами, спроектировали и выполнили строительно-монтажные и пусконаладочные работы биогазовой установки на полигоне твердых бытовых отходов возле села Стадница Винницкой области. Но поскольку тогда уже сконцентрировались на солнечной энергетике, то биогазовые направление мы решили не развивать.

– А деятельность по реконструкции электросетей и подстанций?

– Сейчас мы занимаемся этим только в рамках дополнительной комплексной услуги при строительстве СЭС. Вообще для энергетиков строительство подстанции на 110 кВ – знаковая вещь. Интересно, что если до 2016 года мы построили две такие подстанции, то посвятив свою деятельность солнечной энергетике, в 2017 – 2018 годах мы построили еще две станции и две сейчас достраиваем. То, что раньше казалось важным и знаковым, теперь – просто обычная задача. Мы стараемся сделать все для того, чтобы и строительство солнечной электростанции стало для Украины таким же рядовым решением такой задачи как обеспечение себя чистой и бесплатной электроэнергией.

Источник: “На Париже”