«Сначала ввязаться в сраженье, ввязаться в сраженье! А там поглядим», — говорил молодой Бонапарт.

Александр Кушнер

В фильме Вадима Абдрашитова «Охота на лис» герой Владимира Гостюхина увлечён радиоспортом с одноимённым названием. Бегая в наушниках и с пеленгатором, он спасается от рвущих его мозг мыслей о мире, который он вдруг перестал понимать. 

Ещё более редкой спортивной дисциплиной является практическая стрельба — предмет страсти директора Государственного предприятия «Электрические системы» Александра Тищенко. Но экзотическое, на первый взгляд, занятие является весьма точным «прицелом», сквозь который видны предпосылки и причины бурного развития компании, чей возраст — менее двух лет. Но обо всём по порядку.

С НИЗКОГО СТАРТА

Хорошее начало — половина дела.

Народная мудрость.

Такое впечатление, должно быть, производит открывшийся вдруг оазис в пустыне: источник живительной воды, укром от солнцепёка. А на необъятной территории номерного механического завода города Винницы (наследие советского ВПК) ощущаешь зримый сдвиг времён. Происходит он в момент, когда среди унылого промышленного пейзажа застывших 90-х ушедшего века возникает нарядный параллелепипед реконструированного здания «Электросистем». Но за его стенами — картина и вовсе из будущего. По пути в директорский кабинет с высоты первого яруса виден весь завод, состоящий из огромного цеха, взором который охватить невозможно. Перед глазами простирается сборочная «плантация», заполненная человейником из молодых людей, одетых в лёгкие разноцветные жилеты — как оказалось, не для красоты.

Нас провели к Александру Павловичу Тищенко — главе интригующей с первых шагов компании. Тищенко выходит из-за стола, приветливо здоровается и начинает говорить, будто мы виделись только вчера, хотя на самом деле даже не знакомы. И уже задним числом я соображу: лёгкий в общении, он так же легко строит и развивает свою компанию. При этом директор «Электросистем» будто читает наши мысли:

— Ожидали увидеть завод в обустроенном индустриальном парке? Как раз индустриальности этому месту не занимать: здесь 75 лет кряду производили и ремонтировали техсредства заправки и хранения нефтепродуктов — промзона циклопических масштабов! Cвоим появлением мы обязаны решению президента страны, который распорядился по-хозяйски отнестись к пустующим площадям и объектам, находящимся во владении концерна «Укроборонпром», и создать на их базе производства, могущие дать рабочие места и средства для бюджета Украины.

В то время я вёл несколько проектов «Укроборонпрома», среди которых один — совместно с американской компанией Delphi («Делфи»). Надо полагать, мы показали себя хорошими партнёрами, потому что когда предложили руководству европейского бюро Делфи эксклюзивное сотрудничество, нам пошли навстречу. Перебрав ряд предположений, мы остановились на производстве электрожгутов для автоконцерна «Мерседес». И вода закипела!

Она и впрямь закипела, потому как винницкие «Электрические системы» были созданы 12 июля 2017 года, а 17 октября того же года уже выпустили первую продукцию — искомый электрожгут для «Мерседеса». То есть всего за 3 месяца с момента подписания соглашения о совместной деятельности! (В церемонии, к слову, кроме главы «Электросистем» Александра Тищенко принимали участие: исполнительный директор евробюро Делфи Луиш Фигуэйредо, генеральный директор «Укроборонпрома» Роман Романов, атташе по вопросам торговли США Мишель Смит и губернатор Виннитчины Валерий Коровий.)

Мэр Винницы Сергей Моргунов, губернатор Виннитчины Валерий Коровий и Александр Тищенко на открытии завода

В деталях же сюжет с началом производства выглядит ещё фантастичнее. «Пускачи» предприятия, ведомые директором, в таком темпе провели все подготовительные работы, что партнёры вначале даже оказались не готовыми обеспечивать винничан комплектующими хотя бы с минимальным запасом времени. «Мерседес» в итоге, и это уже бесспорно, в этом проекте в лице «Электросистем» получил надёжного поставщика-производителя. А надёжность в деловых отношениях — качество из первейших.

Кстати, в дипломе Александра Тищенко по окончании Николаевского кораблестроительного университета значилось: «Электрические системы транспортных средств». Первая часть из названия его специальности, видно, и стала названием фирмы.

Меж тем в июле старый цех Винницкого 45-го завода выглядел душераздирающе. «Сегодня я и сам порой не верю, что нам удалось поднять такую махину и запустить производство класса А», — признаётся директор, хотя видя наличное промышленное великолепие, понимаешь: такое случайно не происходит. Поразило другое. Похожее предприятие много лет работает в Ивано-Франковске. И Тищенко своими глазами видел, какой объём операций нужно будет организовать и какая скрупулёзность требуется при выполнении заказов «Мерседеса». Как можно было на такое решиться, не имея ни команды, ни готовых трудовых ресурсов? А он решился и завод запустил!

А В НАШЕЙ БУЧЕ, МОЛОДОЙ, КИПУЧЕЙ…

Не говори, какая у тебя стратегия. Покажи, что ты сделал.

Соичиро Хонда

На «Электрических системах» конвейера — в классическом смысле — нет. Но сквозное движение обретающего всё более готовый вид электрожгута из множества составляющих проследить можно. Нашим Вергилием в царстве технической целесообразности был сам Александр Тищенко. И провёл от гигантских бухт с электропроводом до компактного конечного изделия, на котором значится: «Made in Ukraine» и «Vinnitsa», по ходу поясняя всё происходящее в рабочем цикле.

«Производство такого типа должно работать как часы не только в смысле размеренности. Порядок действий исключает штурмовщину не только ввиду угрозы качеству, но и потому, что на завод от заказчика регулярно приходят уточняющие задания. Изделие совершенствуется в постоянном режиме, изменения должны вноситься на марше, и в прежнем виде концерну не нужен ни один лишний жгут. Технические задания практически поступают с каждой партией исходных элементов: читаем, осваиваем, внедряем. Гибкость — важнейшее свойство организации производственных процессов «Электросистем». На её отработку не жалеем ни времени, ни средств. Люди переучиваются нон-стоп. А, скажем, новые линии S-класса сейчас осваивают вязальщики из Румынии, где мы обучали и своих работников. Вот впереди нас управляется с заданием Вероника — девушка, прошедшая тренинг за рубежом и сама ведущая тренинги. Теперь пришла в цех мастером. Я спросил, что её привело на производство? «Перспектива», — ответила она, и такой тип отношения к работе мне симпатичен. Таких Вероник и следует вести дальше по ступеням роста. Выгода — обоюдная.

Или вон по направлению к нам идёт Настя. Ей 30 лет, но я взял её с испытательным сроком. Смотрел за её становлением. Прошла техминимум, быстро освоилась — повысил. Через год стала начальником службы — справилась. Сейчас она — операционный менеджер, то есть под её началом всё производство и логистика.

Я почти все кадры подобрал в Виннице, исключения — единичны. К примеру, начальника по качеству пригласил из Тернополя, в Николаеве нанял финансового директора — требовался навык работы с иностранными фирмами. А в целом город даёт нам людей по мере развития завода в достаточном количестве. Что, собственно, и позволило запустить здесь уже третий по счёту проект. Ведь «Мерседес» каждые 10 лет предстаёт как обновлённая машина при всём сохранении базовых характеристик.

Производство изнутри

У нас сейчас работает 1700 рабочих, остальные — «итээровцы»: мастера, бригадиры, начальники участков и служб. Прослойка управленцев — «родом» из рабочих. У нас есть люди, уезжавшие от нас в Польшу на заработки и снова вернувшиеся на завод рабочими. Некоторые из них поднялись до начальников, в чьём подчинении до 400 человек. Валерий Коровий, к слову, переспросил меня: «Вы принимаете беглецов?» — «А как же? — ответил я как есть. — Они же рекламируют преимущества наших условий. Да и спецы крепкие».

К инженерам же у нас, кроме прочего, непременное требование — английский язык. Причём устный — беглый. Они по скайпу находятся в ежедневном контакте с поставщиками, техническими директорами и своими коллегами со стороны заказчика. А поляки и румыны говорят только на английском, русский для них больше не является языком общения. Я и сам специально шлифую свой иностранный. Медленнее, чем хотелось бы, подтягивают свой английский рабочие — но иначе роста не будет. К слову, учим и технарей, направляя рабочих в Донецкий университет, который в полном составе переехал в Винницу. И приступаем к обучению экономистов, бухгалтеров, управленцев».

«День открытых дверей у вас имиджевое мероприятие или способ реального привлечения кадров?» — спросил я у Тищенко. «А как разделить? У нас целый ряд мотивирующих приёмов, к примеру, ход «Приведи на завод друга — получи премию». При этом друг, согласно условиям, должен проработать не менее трёх месяцев. Но, как ни странно, самым эффективным средством агитации и в ХХI веке является «сарафанное радио». Люди делятся приятным: хорошая зарплата, в цехе тепло, чистый воздух, приемлемый уровень шума. Эти показатели, не скрою, стоят приличных денег. У нас установлена наилучшая система циркуляции и освежения воздуха — слишком сухой воздух вызывает головную боль, мы неизменно выдерживаем температуру +21о, а оборудование подбираем с учётом производимого шума.

Перед зачислением в штат люди «с улицы» проходят у нас 5-дневное обучение, где в комнате практических навыков самостоятельно изготавливают жгут, пробуя себя.

Широка и география работников: мы довозим автобусами на завод и доставляем домой людей по области на расстояние 80 км. И кадры свои бережём. Завод развивается бе-зостановочно: сначала к нам приходила одна фура комплектующих в 2 недели, теперь — 4 фуры в неделю! А дальше будет ещё больше.

Крепим дисциплину труда. Смотрите на цвета жилетов — они неспроста разные. Так мы отличаем грузчиков, цеховиков, бригадиров, лайн-лидеров, мастеров — чтобы люди по заводу не бродили.

Тут вот зона отдыха. Я установил лавки и фонтанчик. А зелень сами рабочие завезли, я только транспорт предоставил. У нас ведь все процессы осуществляются людьми стоя — так продуктивнее, но они должны иметь возможность и посидеть.

Видите экскурсантов? Это первое знакомство с производством желающих к нам наняться. У нас всё же особый случай, и претенденты могут ощутить эту специфику перед принятием решения».

ПОЭЗИЯ И ПРОЗА УПРАВЛЕНИЯ

Подошли, мы, беседуя, и к теме оплаты труда. И тут Тищенко снова проявил нетипичный подход к проблеме. «Вы же не думаете, что зарплату у нас устанавливает директор или даже губернатор?» — спросил он, застав меня врасплох, потому что, признаться, что-то подобное я и думал.

«Зарплату определяет рынок, — тем временем продолжил Александр Павлович. — Инвестор, ясен день, никогда переплачивать не будет, но и платить ниже уровня, чем у соседей, нельзя — потеряешь нанятых. Или к тебе никто из дельных спецов не придёт вообще.

Что делает Коровий? Он полагается на самый эффективный рычаг подъёма зарплат в регионе — конкуренцию. И создаёт её энергично, последовательно и во всех сегментах рынка. В области то и дело открываются новые производства, в том числе с участием иностранных инвесторов, и мы за полтора года уже трижды увеличивали зарплаты своим сотрудникам: на 10, 15 и 25%. Иное невозможно. Наш статус каков? Мы государственное предприятие, которое получило 5 миллионов гривен на развитие и остов этого помещения. А миллионы евро на возвратной основе предоставил концерн Делфи — полноценный инвестор, к тому же обеспечивающий нас постоянным заказом. Размер уставного капитала у нас — 300 млн гривен. Оборудование в лизинг мы взяли сами. С точки зрения экономики — мы бизнесмены. И все «волчьи» законы капитализма нас касаются. Правда, мы имеем бонус — благоприятствование местной власти, чего на Западе, кстати, бизнес лишён: там об инвестициях заботятся сами инвесторы. К слову, деньги нам даны не в виде кредита, а как предоплата за поставляемую продукцию. И отмечу: контракт по данному проекту мы утрясали 3 месяца — юристы в Европе зубастые, даром хлеб не едят. Но и мы не шли на первые предложенные условия.

Полтора года деятельности доказали нашу состоятельность, и, работая в А-классе, мы начали подготовку к переходу на изготовление изделий для автомобилей S-класса. Это прогресс и свидетельство верного курса. К монтажу новых линий мы уже приступили. Вскоре приедет аудит из «Мерседеса» — оценить нашу готовность к этапу высшего уровня. Это обычно «десант» из 12-ти специалистов, и не соответствовать их требованиям нельзя. Но что знаменательно: прототип нового «Мерседеса» окончательно ещё не принят, а мы уже вовсю создаём под него производственную базу.

И ещё о зарплате. Видите парня у стенда? Это джампер — рабочий повышенной квалификации, способный работать на любом месте. У него зарплата в районе 13 тысяч гривен. Будем богатеть — станем повышать.

В прошлом году мы выпустили продукции на 760 млн гривен. В бюджеты всех уровней отчислили 85 млн гривен. Только Винница получила в свою казну свыше 10 миллионов. И стали мы в 2018-м по региону «Работодателем года». Приятно.

Удивил Александр Павлович и отношением к тендерным закупкам. Многие руководители от них воют. Тищенко считает их полезной процедурой: «Мы на тендере комплекта одного весьма дорогостоящего оборудования «отжали» 20 миллионов гривен, играя на интересах участников торгов». Директор рачителен, плановые затраты, говорит, важнейший показатель, на который смотрит инвестор. И Тищенко образцово вписывается в исходные параметры. Он не скуп, но бережлив, чему его уже не раз учила жизнь.

ЯВЛЕНИЕ ГЕРОЯ

Веди, или уйди с дороги.

Тед Тёрнер

Готовясь к интервью с Александром Павловичем, я наткнулся в интернете на запись: «Зачислен в магистратуру Киевского политеха имени Сикорского с 1 сентября 2018 года. Специализация: менеджмент в сфере оборонно-промышленного комплекса». «Учитесь?» — спросил я у Александра Павловича. — «А я всю жизнь учусь», — как о чём-то само собой разумеющемся сказал Тищенко. И наше дальнейшее общение подтвердило верность первого впечатления: директор «Электросистем» — личность неординарная и к жизни открытая на удивление. Притом что его путь к нынешнему положению был извилист и подарками жизнь не баловала.

Случилось так, что отца юноши не стало давно, и сына воспитывала мать — к моменту ухода на пенсию учитель с 40-летним стажем преподавания в школе. Влиял на парня в основном дед — председатель колхоза, прошедший две войны и более всего почитавший труд. К нему он активно приучал и внука: «Иначе потеряешься». Но Александру в этом смысле дважды повторять не приходилось: он сам видел более чем скромный быт семьи, и как единственный сын стал помощником матери уже с 12-ти лет. Работал на стройках, в институте — на судостроительном заводе, других производствах, а когда в стране разрешили хозрасчётные предприятия, стал пробовать себя в бизнесе. Сразу после института работал мастером, позднее — инженером технического надзора лифтового хозяйства: электричество есть везде и хорошим специалистам этого профиля безработица, по счастью, не грозит.

Далее молодой человек рискнул по-взрослому, основав маслобойню, однако результат его не устроил, и он её продал. Решил осмотреться, работая начальником цеха, а вскоре и главным механиком Херсонского автосборочного завода. Далее — 10-летнее пребывание в должности директора по развитию холдинга «Автопланета», но кризис 2009 года, наиболее сильно ударив по строительной сфере и автопродажам, вынудил Александра Тищенко снова резко изменить жизнь. Предприимчивый по натуре и лёгкий на подъём, он с коллегами, ушедшими под его крыло с автомобильного рынка, попробовал силы в пищевой отрасли. Друзья стали производить продукты питания, включая самые насущные и «кризисные» из них — сушеное мясо, квашеную капусту и другие полезности в этом ряду. (При этом Тищенко, не доверяя общим нормам, лично писал ТЭО на сушеное мясо, изучив вопрос до малейших подробностей.) Когда военный конфликт на востоке страны обрёл характер позиционного противостояния, тищенковцы обратили взор на индустрию сушеных фруктов, развитую и сверхпопулярную в Азии, где они и постигали секреты этих умений. Открыли собственное производство сушеных лука, чеснока, моркови, которыми насыщен мир всяческих «мивин», приправ, соусов, кетчупов, сухих завтраков — вплоть до блюд в точках быстрого питания. Что характерно — всякую новую тему жадный к знаниям Тищенко брал не по верхам, а изучал досконально. Скажем, в поисках наиболее подходящей для себя технологии изготовления сухого чеснока Александр Павлович посетил 10 (!) заводов в Индии, 5 — в Египте и Узбекистане, Турции и Азербайджане — ничего себе тщательность! — пока не «синтезировал» отменного качества продукт, востребованный как в «МакДональдсе», так и на фронте.

Увы, долг и обстоятельства диктовали иное, и когда стало ясно, что тлеющая война в ОРДЛО — это серьёзно и надолго, Тищенко принял решение о работе в структуре «Укроборонпрома». И добытые к тому времени опыт и навыки здесь оказались к месту. Самым нужным в ту недавнюю пору было восстановление производственных мощностей. Времени на раскачку не было, требовалась не реанимация, а опережающая модернизация оборонно-промышленного комплекса Украины, что потребовало налаживания принципиально новых производств, согласно вызовам дня и требованиям стандартов передовых армий мира. Хватало, впрочем, и рутинной работы по восстановлению базовых предприятий концерна. (Для несведущих скажу: в стране дееспособны 445 военных заводов — империя оборонного значения!)

Новые задачи не только освежили старый опыт, но и вызвали к жизни новые контакты — особо интенсивные в направлении западных партнёров. Не сидел сложа руки будущий директор «Электрических систем» и в своём кабинете в «Укроборонпроме». Киев, Харьков, Львов, Тернополь, Винница, дюжина других городов — вот география поездок Тищенко на курируемые им предприятия, где нужно было принимать сотни управленческих решений. Это был бесценный для следующего этапа навык запуска многих производств, всякий раз невозможный без партнёрства с местной властью, массой подрядчиков и снабженцев. Тогда же стали исподволь налаживаться и связи с инвесторами из-за рубежа. Они в итоге и предопределили успех начинания в Виннице 2017 года.

Тут Александр Павлович прервал свой рассказ и акцентировал с «нажимом пера»: «Хочу особо отметить — немногие понимают действительное значение поддержки властей региона для становления проекта в реальном времени. Так вот все 3 месяца развёртывания «Электрических систем» в Виннице губернатор Валерий Коровий звонил мне лично еженедельно и спрашивал, какие есть трудности и чем администрация может нам помочь. И помогал — оперативно, целево и в полном объёме. К примеру, нам скоро стало понятно, что предприятие должно работать в три смены. И в Виннице был сдвинут график движения городского транспорта на 40 минут утром и продлён на полчаса вечером! Воля ваша, но уже один этот факт аттестует отношение властей к инвесторам красноречиво и показательно.

А как возникла Винница? Мы изначально предоставили компании «Делфи» 10 локаций возможного размещения будущего производства. Там были Тернополь, Винница, Киев, Львов, Житомир, Харьков, Херсон, Николаев и далее, и представители евробюро Делфи во многих городах побывали. Так вот то, что они увидели в крае относительно условий ведения бизнеса на примере уже реализованных инвестпроектов, привело их к однозначному решению создавать производство в Виннице. Замечу, что при первой встрече гостей из Делфи мэр города Сергей Моргунов и губернатор Валерий Коровий принимали вместе. И тут же назначили и представили своих заместителей — персональных кураторов проекта, который те ответственно и осуществляют. Более того, когда представители инвестора пожелали увидеть, как обстоят дела на уже действующих комбинатах с участием иностранного капитала, их без промедления познакомили с деятельностью «Барлинека», «Аграна Фрут Украина» и «Масложирового комбината». Гости общались по-польски и по-английски по всем интересующим их вопросам, причём украинская сторона предоставила возможность иностранцам поговорить наедине. То есть инсайд представители Делфи получили полнейший, что и позволило им уверенно выбрать Винницу в качестве города, куда инвестировать стоит. Вот так всё и получилось.

По всему было видно: проект обретает мощь — и Александр Тищенко на подъёме. Говорит: «Системно-сетевой бизнес — это моё. Я умею быстро договариваться и быстро строить. А «Укроборонпром» и «Делфи» дали мне концепцию деятельности и конкретный проект». И он вошёл в него без остатка, придумав даже логотип компании.

В чём сила этого руководителя? Прежде всего, как удалось понять, в том, что он мыслит личностью. Самое важное и желанное занятие для него, признался директор, общение с персоналом. «Люблю видеть, как растут люди». Был ли он предуготовлен к созданию компании нынешнего класса «Электрических систем»? Убеждённо можно сказать одно: Тищенко не знал, что он не в силах этого сделать, а потому и сделал. И это не словесная игра. Просто причина, по которой Александр Павлович, судя по всему, заходит так далеко, состоит в том, что проблеме риска, которая останавливает многих, он вообще не уделяет ни малейшего значения. Ибо в его понимании наибольший риск — это бездействие. Так обычно происходит, когда человек не знает всех своих возможностей, но доверяет себе, своей интуиции, и его время пришло.

…В кабинете директора на стенде три единицы оружия: две винтовки и карабин — без бойка, выставочные образцы. И находятся они там не случайно: Тищенко не порывает с давним увлечением практической стрельбой. Этот вид стрелкового спорта имеет боевое происхождение и до наших дней является наиболее прикладным способом применения оружия в спецподразделениях. Но моё внимание привлекло иное. Как-то сразу стало очевидным, что уже девиз практической стрельбы — «точность–мощность–скорость» — выражает основополагающие свойства деловых подходов Александра Тищенко. А довершило картину сходства следующее отличительное положение этой стрелковой дисциплины. Принципиальнейшим условием выполнения всех упражнений в практической стрельбе есть их вольный стиль. Определённый порядок действий стрелку здесь не может быть предписан. Тут состязаются исключительно вольные стрелки. То-то и оно! Ведь из всех директоров предприятий, с которыми мы встречались в последнее время, глава «Электрических систем» обладает наибольшей внутренней свободой. Потому, наверное, и не промахивается!

Источник